А по Хуану ли сомбреро?

Рыжий пушистый кот по кличке Кузик отличался странной особенностью еще с той поры, когда он был котенком.

Странность эта заключалась в том, что он не умел «говорить» – то есть мяукать. Когда ему было что-то нужно от хозяина, он старательно открывал рот, но мяукнуть не мог. Даже когда ему случайно наступали на хвост, то и тогда он не мог возмутиться вслух, как это делают все его собратья. В остальном он был вполне нормальным, неконфликтным и смышленым котом. Тем не менее, время от времени он попадал в забавные ситуации, когда наблюдать за ним без смеха было невозможно.

Очередная незадача с ним приключилась, когда его хозяин решил выполоть сорняки перед воротами дома. Кошки вообще очень любопытные создания – им всегда есть дело до всех новшеств или незнакомых для них вещей – и Кузик в этом отношении был вполне типичен. Когда на месте зарослей сорняков показалась земля, он самым внимательным образом обследовал вновь приобретенную территорию и тут же решил заявить на нее свои законные права. То есть – решил справить на новым месте нужду.

Первая вырытая им ямка его почему-то не устроила, и он с озабоченным видом начал ее углублять. Потом уселся над ней, примерился… и вновь забраковал! На этот раз он старался из всех своих кошачьих сил и вырыл порядочную яму. С чувством выполненного долга он вновь уселся, чтобы справить нужду. Но опять остался чем-то недоволен и вновь принялся озабоченно ее углублять!

Дело принимало занятный оборот, и его хозяин с интересом наблюдал за поведением своего питомца. С четвертой попытки Кузик всё же вырыл ямку должных по его понятиям размеров и с довольным видом уселся справлять поджимающую его нужду. Справедливости ради, надо заметить, что той ямкой могли бы воспользоваться без всякого урона для своей кошачьей чести с полдюжины соседских котов, не меньше.

Велико же было удивление владельца щепетильного кота, когда оказалась, что материальные результаты естественной нужды Кузика оказались более чем скромными. Однако это нисколько не смутило самого Кузика: он старательно присыпал яму и с гордым видом удалился по своим делам…

В чем был смысл поведения Кузика, сказать трудно. Может быть, он считал, что чем большую кучку он наложит, тем с большей острасткой и уважением к нему будут относиться соседские коты? Отсюда и его театрализованная версия такого заурядного дела? Ответ знает только он сам. Да вот беда: «говорить-то» он так и не научился…

Виктор Аннинский