Кот в мешке

Кот, не помнящий родства, но с темным прошлым, высунул кончик языка, потом закрыл глаза и отвернулся, не удостоив хозяина ответом. Мол, если хочешь услышать одобрение своим не в меру умным рассуждениям, то угости чем-нибудь вкусненьким. Тогда и я – в знак согласия с твоей заумной белибердой – мяукну пару раз и даже помурчу потом на твоем плече.

– Или вот другая твоя странная манера… Любой кот, если он сильно рассержен, начинает вправо-влево дёргать своим хвостом. У меня жило много котов, но никогда не приходилось видеть, чтобы кто-то из них так яростно колотил хвостом по рядом стоящему кухонному столу, что звуки ударов были слышны даже в другой комнате. Необычно выглядит и одно твое ухо, кончик которого свисает немного вперед, как у беспородной дворняжки. Откуда у тебя такие странные замашки и такая дурная наследственность? А, Жулик? Только не говори мне, что твоя бабушка гульнула с соседским Бобиком, а ухо ты отморозил еще в раннем детстве, когда жил под дверью своей благодетельницы, – в это я не поверю.

Услышав свое имя, Жулик снова открыл глаза. Но не увидев еды в руках хозяина, битый час достающего его на редкость дурацкими предположениями, снова отвернулся.

– Ну и черт с тобой! Не хочешь отвечать, вот и оставайся Жуликом. Не буду я тебя нарекать другим именем… К тому же в одном ты всё-таки сжульничал: котенком был совершенно черным, а когда вырос – на твоих боках появились какие-то темно-коричневые подпалины. И только попробуй сказать, что те подпалины появились из-за того, что в доме холодно, и во сне ты пару раз привалился к горячей батарее, возле которой так любишь дрыхнуть. В это я тоже не поверю – в доме тепло даже во время сильных морозов. Ну а что до твоих подхалимских уловок, когда я открываю холодильник, а ты верноподданнически трешься об ноги и старательно мурлычешь, то зря стараешься. Такие заверения в беззаветной любви и вечной преданности мне хорошо известны от других котов, которые жили тут задолго до тебя и попадали ко мне не в мешке, как некоторые…

На этот раз хозяин не назвал кота по имени, хотя, конечно же, имел в виду именно его. Понял Жулик адресованную ему подковырку или нет, сказать трудно, но раз его имя не прозвучало, то и он продолжал прикидываться спящим.

– Ведь вижу, что не спишь и всё слышишь. Выходит, что я правильно тебя назвал – Жулик ты и есть! Потому и колбасы сегодня не получишь: уж больно бесцеремонно себя ведёшь – мог бы по крайней мере не отворачиваться, когда с тобой разговаривают…

Так и прозывается он Жуликом, хотя никаких воровских наклонностей в его характере не оказалось. И только одно смущает его хозяина: став взрослым котом, он по-прежнему показывает ему язык, словно в отместку за то, что тот нарушил свое слово и не дал ему более приличную кличку, как обещал. Что же до самого хозяина, то посматривая на Жулика, он частенько вспоминал его бывшую благодетельницу, женщину редкой душевной красоты, стараниями которой к нему и попал этот диковинный кот.

Виктор Аннинский,
февраль 2012 г.

Pages: 1 2 3