Несносный правдолюбец

Несносный правдолюбец прекрасно понимал, за что его могут наказать. Однако время от времени он совершал «преступления», за которые подвергался административному аресту в ненавидимой им «тюрьме».

Случалось, что хозяйка заключала Мелкого под стражу − за ранее совершенные «геройства», и уходила на работу. После нескольких неудачных попыток «договориться» со стражей − то есть стараний поднять крышку лбом, он терпеливо дожидался возвращения людей. В случае справедливого наказания кот безропотно отбывал свой срок, хотя, конечно, отсидка в «карцере», без еды и воды, была для него серьезным испытанием.

Но как резко менялось его поведение, когда он считал «арест» незаконным! В таких случаях он плотно прижимал уши к своей лобастой голове, выпускал острые когти, шипел и начинал орать на всю квартиру, словно его собирались кастрировать без наркоза. Его шерсть стояла дыбом, желтые глаза сверкали молниями! Тогда никто не рисковал брать его на руки − Мелкий был страшен в своем праведном гневе.

Точно так же он себя вел и в том случае, если уже отбыл заслуженное наказание, а его по недоразумению собиралась наказать второй раз за одно и тоже «преступление». Можно подумать, что Мелкий знаком с одной из статьей Уголовного кодекса, которая гласит: «Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление». Но в любом случае, кот обладал обостренным чувством справедливости.

Не только люди хорошо изучили замашки своего хвостатого члена семьи, но и кот великолепно изучил характер своих хозяев. Например, он прекрасно знал, что первое, с чего начнет хозяйка, вернувшись домой, это инспекция кошачьих поддонов в туалете. Если Мелкий добросовестно исполнил свой долг − то есть использовал поддоны по назначению, то получал право занять свое законное место на диване в зале или на нижней полке в прихожей − на свой выбор. В этом случае в его распоряжении была половина квартиры. Кухня и спальня хозяйки всегда оставались для него запретной зоной, каким бы паинькой и как долго он ни был.

В связи с этим иногда случались трагикомические ситуации. Если официальный владелец его любимого дивана, и по совместительству сын хозяйки, за какие-то провинности наказывал Мелкого и сажал до возвращения матери с работы в ящик, то кот оказывался в сложной ситуации. Он знал, с чего начнет хозяйка, когда придет с работы… Она, конечно, выпустит его из «тюрьмы», но как теперь объяснить девственную чистоту кошачьих поддонов? Кот-то весь день просидел в ящике, без еды и воды…

Надо было видеть, как Мелкий тужился в туалете, чтобы представить вещественные доказательства, дающие ему право на свободу. И если ему удавалось выдавить из себя хоть малую толику тех пресловутых доказательств, кот преображался на глазах. С чувством выполненного долга он подходил к хозяйке, басил: «Мяу!» и гордо вел показывать доказательства своего примерного поведения.

Видимо, он не был уверен в том, что люди зачтут ему смягчающие обстоятельства, и потому предпочитал не рисковать. Так это было в действительности или нет, но коту Мелкому было чем гордиться: очень непросто наложить хотя бы маленькую кучку, если целый день просидел без еды.

Виктор Аннинский

Pages: 1 2