Танец живота

Его звали Кузик, и он был симпатичным, пушистым котом. Какой он был породы, никто не знал, но если не считать его рыжей окраски, то, возможно, кто-то из его родителей был «персом». Во всяком случае, он был широк в кости, имел длинную шерсть, но при этом был очень добродушен.

Кузик был молодым котом, и наступающий Новый год был первым в его жизни. Обычную грозу он переносил довольно спокойно: вспышки молний и раскаты грома ему не нравились, но в панику он не впадал. Бедное животное еще не знало, как встречают Новый год в приморском городе N.

А встречали его всегда с большим размахом и даже ухарством: во дворах домов с шумом рвались петарды, со свистом летели ракеты, которые в небе рассыпались на мириады ярких цветных звездочек или светящимися кометами пересекали небосвод из края в край. Установилась эта традиция давно, но каждый год жители всё с большим и большим размахом встречали наступление Нового года. Рев пароходных сирен, а это тоже была давняя традиция портового города, давно стала заглушать оглушительная канонада тысяч ракет, с шумом и грохотом рвущихся в черном небе.

За час до полуночи в небо полетели первые ракеты: в городе N всегда находились нетерпеливые, которые подгоняли время. Хотя справедливости ради, нужно отметить, что ракеты рвались в небе уже с утра последнего дня уходящего года. То ли потому, что начинали праздновать, начиная с Дальневосточного времени, то ли еще раньше, но это тоже было своеобразной традицией. В час или два ночи снова начиналась канонада: теперь, похоже, в знак солидарности с Европой.

Полуночную вакханалию, с ее шумом, треском и вспышками, Кузик пережил сравнительно легко. Хуже для него оказался праздничный салют в час ночи, хотя по накалу страстей он сильно уступал полуночному разгулу.

Одна из дам завела разговор о восточном танце живота, и после пары бокалов шампанского решилась продемонстрировать его гостям. Трудно сказать, что так поразило бедного Кузика, начавшийся в это время салют или экзотический танец, но шерсть у него встала дыбом, он выгнул спину и в панике отступил под диван. Когда же он оттуда выбрался, то выглядел растерянным и напуганным. Его морда в паутине только усиливала комизм ситуации.

Pages: 1 2