Танец живота

Это вызвало приступ хохота среди гостей, и Кузик снова забился под диван. Он был всего лишь котом, лишенным чувства юмора, как и все его сородичи. Что же касается гостей, то они еще долго упражнялись в остроумии и гадали, что же бедного Кузика напугало больше? Новогодний салют или страстный танец?

− Танец его напугал! − на полном серьезе утверждали мужчины. − Он же еще совсем молодой, с кошечкой ни разу не был. Вот и запаниковал. Мы его понимаем, так сказать, по-мужски…

− Обормоты вы! − возмущались дамы. − Танец живота это искусство, его напугал салют.

− Не! − из солидарности возражали представители сильного пола. − Страстный танец его перепугал. Кузик хотя и мальчик еще, но уже понял, что женщина это страшная сила. И нет такого убежища, где от них можно спрятаться.

− Это точно! От женщин, брат, не спрятаться, − поддержал хозяин дома и поставил перед котом консервную банку с остатками шпрот. − Ешь, Кузик, ешь!

Шпроты кот есть не стал и диковато озирался, прислушиваясь к словесной перепалке, причины которой не понимал.

− Ешь, Кузик, набирайся сил, − уговаривал его хозяин. − Тебе они скоро понадобятся: по календарю до марта осталось два месяца, а до кошачьих свадеб − и того меньше. Если зима выдастся теплой, то твои хвостатые приятели начнут орать уже через неделю или две… И это при всём при том, − колко добавил он, стараясь не смотреть в сторону женщин, − что соседские кошечки танцам живота не обучены.

На что тут же последовал дамский «вердикт»:

− И Кузик твой такой же обормот, как и все вы, мужики!

Виктор Аннинский

Pages: 1 2